Как рождаются детские рисунки к сказкам.

В коробке, где у нас хранятся поделки и рисунки на разные темы, нашли прошлогодний детский рисунок к сказке Пушкина, на котором моя дочка нарисовала всю сказочную историю. Рисунок из серии «что слышу, о том и рисую».

Заставляла меня читать стих «У лукоморья дуб зеленый», а может и не заставляла, я его наизусть помню. А может по детскому радио этот стих рассказали, вот она и стала его рисовать. Иногда совершенно непонятно какая именно причина побуждает делать детей то или иное действие.

Я точно не та мама, которая «учит ребенка рисовать». Мне — лишь бы меня не дергали. Конечно, я могу нарисовать шаблонного кота, глаз для девочки или еще что-то. Но это не прочувствованные рисунки, не найденные самой приемы рисования, а лишь перерисовка того, что где увидела и решила для себя, что так рисовать легче. Я отдаю всю инициативу при рисовании я детьми, детям и никогда не говорю, что и в какое время суток надо рисовать. Поэтому задача рисуем с детьми в 7 лет, решилась сама собой.

По картине можно буквально рассказывать стих:

у Лукоморья дуб зеленый — рисуется огромное дерево,
златая цепь на дубе том — нарисованы колечки, изображающие цепь,
и днем и ночью кот ученый — соответственно рисуется кот
все ходит по цепи кругом, идет налево песнь заводит
направо сказки говорит…

Найден интересный прием, как нарисовать песнь и сказки — это надписи в рамке: «чудесная песнь» и «сказки».

Рисунок был сделан в 7 лет, сейчас, когда ей 8 она заявляет, что он не красивый. И я прекрасно понимаю почему. В тот момент, когда она рисовала, она рисовала — свои переживания. Через год этих переживаний у нее нет, понятно, что техника рисунка несовершенна, а по истечении времени она оценивает именно технику, а не то, что она чувствовала в этот момент. Глядя на рисунок, она понимает, что он не передает ее переживания.

Объяснение этому, я нашла еще раньше. Есть такая серия книжек Т.В. Калининой «Первые успехи в рисовании»,  которые я купила, чтобы рисовать с ребенком, да так они и лежат в силу того, что организовывать занятия с ребенком по рисованию дома по этой книге сложно. Нужно подобрать определенную музыкальную композицию под каждый урок, разные виды красок или карандашей. Это все усложняет дело, я обычно обучая ребенка использую то, что есть под рукой. Да и слово «обучаю» слишком сложно, просто рассказываю, то что сама знаю.

Так вот, сказка о рисовании.

Город кошек.

Розовый диск солнца туманно просвечивает сквозь нежную пелену тихо опускающихся снежинок. Площадка детского сада кажется пушистой. Мне шесть лет. Из непослушного снега я леплю Город Кошек. В нем есть все для счастливой кошачьей жизни. И к тому же он необыкновенно сказочно красив: башни, воздушные переходы, прозрачные купола. Вечером, когда родители пришли забирать нас по домам, я повела свою маму показывать мой город.

А там ничего не было. Нет, никто ничего не сломал. Но смотреть было не на что. Непонятный лабиринт из тоненьких снежных перегородок с отпечатками детских варежек. Я узнавала эти нелепые снежные стенки. Их сделала я. Это точно. Но как так получилось? В голове у меня были две абсолютно равные по своей яркости картинки: одна — то, что я надеялась увидеть и хотела показать, другая — то , что вижу на самом деле. И то, что я видела на самом деле — разрушало все мои фантазии.

Мы шли домой, о чем-то говорили, но не о том, о чем мне так хотелось говорить, не о моем Городе Кошек.

Воображаемый город был совершенен, и переживания создателя столь совершенного мира были восхитительны. Но эти переживания остались не воплощенными. Созданная форма обманула меня. Она эти переживания не держала. И в результате к ним нельзя было вернуться. Их нельзя было обсудить. Их нельзя было заново пережить.

Я думаю, что все дети проходят через подобные разочарования. Казалось бы, уже подвластная тебе пластическая форма (графическая, живописная, конструктивная) тебя обманывает. Ты воображаешь одно, а получаешь совсем другое. И самое досадное: причин найти не можешь.

Такое открытие досадно для ребенка. В результате — кризис в изобразительном искусстве. Уже к 9 — 10 годам дети, как правило, бросают рисовать, теряя к этому интерес. Более того, общение с произведениями искусства так же оказывается вне интересов ребенка и как следствие навсегда остается на уровне, который не позволяет увидеть в произведениях нечто большее, чем просто произведение или просто украшение.

А между тем переживание несовпадения желаемого и действительного в рисунке — свидетельство важных изменений в психике: человек становится способным взглянуть на свои переживания со стороны. Он уже не просто импульсивно реагирует на происходящие события как в более раннем возрасте, не только оценивает эти события как приятные или огорчительные, но и способен оценить свое состояние как радостное, печальное, тревожное… Ребенок сравнивает свои переживания с уже имеющимся опытом, ему необходимо поделиться ими, и ему требуется форма для воплощенияю

Но вот парадокс: создать эту форму у ребенка иногда получается. Интуитивно. А самостоятельно найти и осмыслить средства для этого он не может. И мешает ему в этом его же собственный опыт создания своих рисунков.

 

на главную